«Когда выходил на поле, я не понимал, как это можно проиграть», — Владимир Пономаренко о достижениях и планах на будущее

Воспитанник николаевского футбола, посвятил ФК «Николаев» 7 лет, вывел команду с первого места в Высшую лигу, принес первую в истории криворожского «Кривбасса» «бронзу» высшего дивизиона страны, забивал голы на евроарене, входит в музей славы «Кривбасса» и 50-ку лучших игроков команды по версии портала Football.ua. На счету у футболиста четыре бронзовые медали Высшей лиги чемпионата Украины. После более чем успешной игровой карьеры Владимир Николаевич строит планы на не менее значимые достижения в тренерской деятельности. 

Владимир Николаевич, расскажите, с чего началось ваше увлечение футболом. Я знаю, что до него вы занимались акробатикой. Почему сменили направление, и помогло ли это вам в футболе? Кто был вашим первым тренером?

Так получилось, что я в акробатике провел около месяца, вроде бы начал подавать надежды, а потом разругался с тренером (это как мне родители потом рассказывали). Я сказал, что больше не буду туда ходить и меня отвели на футбол. Но так как моя группа по возрасту еще не набиралась, я начал заниматься со старшей группой, в которую ходил мой брат, а потом перешел уже в свою. Акробатика даже очень помогла в футболе. Можно всем рекомендовать, кто хочет заниматься футболом, сначала пойти на акробатику или гимнастику, потому что на эти виды спорта берут детей раньше, с 3-4 лет, они улучшают координацию, растяжку – то, что в футболе немаловажно. Первыми моими тренерами в ДЮСШ №3 были Шеховцев, Байда, Сум, потом Науменко Владлен Васильевич меня забрал в «Судостроитель» (сейчас СДЮСШОР «Николаев»). 

Первый ваш профессиональный клуб – очаковская «Артания», где вашим  тренером был Валерий Журавко, что можете вспомнить о тех временах. Какой старт это дало вашей карьере?

Валерий Журавко дал на будущее очень сильную физическую форму, закалку и дисциплину – все то, что помогло в дальнейшем. Тренер, конечно, был супер. И сама «Артания» помогла – это был переход из детского футбола в профессиональный, команда помогла мне дальше сделать очень неплохую футбольную карьеру.  

Вашим вторым профессиональным клубом стал «Николаев» (тогда еще «Эвис»), которому вы посвятили больше всего времени – 6 сезонов, были лидером команды и вывели ее на первое место в Первой лиге (сезон 97/98). Какой была та команда? Благодаря чему добились таких результатов?

Возглавил тогда команду Науменко Владлен Васильевич. Тогда «Артания» и «Николаев» были в одной группе. И Владлен Васильевич предложил всем своим воспитанникам, которые были в «Артании» вернуться домой. Дома свои трибуны, болельщики, родственники. Мне больше импонирует, когда местные играют в команде, потому что много родственников, друзей, и если они переживают за свое чадо, то на одного человека могут прийти 10 болельщиков.

Тренеров за этот период было много: Науменко, Колтун, Кучеревский потом и Журавко пришел. В 1994 мы первый раз вышли в Высшую лигу, но со второго места. Два года поиграли и вылетели. Опять два года в Первой лиге и уже второй раз когда мы выходили в Высшую лигу в 97-98 гг., тренером был уже покойный Заяев. Когда он пришел в команду, так и сказал, что пришел ради нас, привел с собой еще пять человек. Сказал, что если мы все вместе соберемся, то у нас получится очень хорошая команда. В принципе так и вышло. Мы все время шли на первом месте. Самое паническое настроение было, когда в 1998 году после зимы переизбирали мэра города, им стал Олейник, который сказал, что футбол ему не интересен и перестал выделять средства. Нам так и объявили: ребята, зарплаты не будет, как хотите, так и ведите себя. Хотите, можете расходиться. Но мы сами понимали, что команда идет на первом месте, расходиться глупо, тогда вообще останемся не у дел. Мы собрались все вместе, посадили перед собой приезжих и просто сказали им, что понимаем, они могут развернуться и уехать, мы местные в любом случае останемся доигрывать. Но есть другой вариант: мы доиграем, выиграем первое место, выйдем в Высшую лигу и, соответственно, после этого никто не останется незамеченным. Играли три месяца без зарплаты. До конца мы не доиграли, сыграли ту игру, которая нас вывела в Высшую лигу, то есть свою задачу перед городом мы выполнили. И все. Лично за мной, например, приезжал уже «Кривбасс» Кривой Рог и они говорили: ребята, вы доигрывайте, и мы в конце чемпионата вас заберем. Мы им объяснили, что уже не получаем зарплату и можем просто уйти, но они хотели сделать все по-честному, сказали, что мы стоим денег и они должны «Николаеву» привезти их. Чем это все закончилось, я не знаю, знаю, что приезжали они несколько раз.    

Период «Кривбасса». Вы опять же сразу выбелись в лидеры команды. С вашим приходом команда впервые завоевала бронзу в Высшей лиге и вышла в Лигу Европы. Можно ли считать это вашей заслугой? Что принесло такие результаты?

Не могу считать это лично моей заслугой, я просто дополнил команду. Нас из «Николаева» перешло четыре человека, мы дополнили их состав, и получился нормальный коллектив. Поначалу были свои трения, им что-то недоплатили по окончанию сезона, но там, скорее всего, они не показали тот результат, который от них ожидали. Но мы, когда пришли, также сели все вместе, поговорили, договорились, что будем работать на результат, а там уже все станет на свои места. Так и получилось. Мы с первых туров начали выигрывать, вышли в лидеры, поэтому и добились третьего места. Тренера, которые были в «Кривбассе», смогли собрать хороший коллектив. Мы приехали, пообщались с ребятами, завязалась нормальная мужская дружба. Потом она переросла уже в дружбу семьями. У нас получился такой коллектив, который выходит на футбольное поле и делает одно дело, зарабатывает деньги для семьи, приносит радость болельщикам – это ведь все, что надо для футбола, чтоб приходили болельщики, а мы их радовали своими победами.       

Вы попали в музей славы «Кривбасса», что там? Это было для вас неожиданно, какие ощущения вызвало?

Я не знаю, я там еще не был. Это всегда радостно и приятно. Мы до сих пор созваниваемся с людьми из команды и с некоторыми болельщиками, которые помнят те времена. Для Кривого Рога это вообще был супер-фурор! Мы стали бронзовыми призерами, а «Днепр» (Кривой Рог это же Днепропетровская область) ниже в турнирной таблице, чем «Кривбасс». Вроде бы и областная команда, а выше. Это же соревнования, все между собой соревнуются – президенты команд, мэры…

Как было играть в Лиге Европы? Уровень, мотивация, ответственность значительно отличаются?

Значительно, да. Тем более на то время. Это сейчас для нас привычно, что наши команды там выступают. Первое-второе место – в Лиге Чемпионов, а третье-четвертое – в Лиге Европы. Тогда было это сложнее. Надо было пройти квалификацию: выходишь в Лигу Европы, играешь первую игру, чтобы пройти дальше. Нам первая команда попалась «Шамкир» Азербайджан. Мы их обыграли 2:0 дома и 2:0 на выезде. Я забил первый гол за «Кривбасс» в Лиге Европы, для статистов – это тоже какой-то показатель. Но по игре с «Шамкиром» мы не сильно еще ощутили эту разницу европейского футбола, а уже когда вышли на «Парму», тогда мы поняли, где мы находимся. «Парма» на то время состояла из игроков сборных своих стран, то есть каждый игрок в составе команды играл за свою сборную. Они тогда и стали чемпионами Лиги Европы. Мы попали так, что аж ноги тряслись, когда узнали, что это за команда. Первую игру мы провели на выезде. Вроде и начали не плохо, 1:0 повели, «Парма», естественно, была в шоке. Приехало много наших болельщиков. Поддерживали нас трибуны сильнее итальянцев. Понятно, что их не сильно и много было, потому что кто такой «Кривбасс» для них, на то время еще никто не знал ро нас. Проиграли мы тогда у них 3:2, но все равно остались довольны. Шанс обыграть их 1:0 дома был, и мы бы проходили дальше. Но «Парма» есть «Парма». Плюс судейство им помогло: мы на 20 минуте уже играли вдесятером. Против такой команды играть в меньшинстве очень сложно и дома мы им проиграли 3:0. Но опыт получили очень серьезный. Стало понятно, где мы и до какого уровня еще надо расти, а не цеплять себе уже погоны. Но на то время было так, сейчас футбол в Украине поменялся, стал быстрее, интереснее.

Донецкий «Металлург»: снова две бронзы Высшей лиги и в этот период вас приглашают выступить за сборную Украины. Что это был за турнир, каких успехов там достигли, какие ощущения, когда выходишь на поле в футболке сборной?

Честно, в принципе и рассказывать особо нечего. Мне на тот момент уже было 30 лет и этот вызов в сборную особо я не понял зачем и для чего он был. Если бы раньше, когда мне было хотя бы лет 27-28, а когда тебе уже за 30…Я как-то к этому отнесся несерьезно. Да, побывать в коллективе сборной – это в любом случае приятно. Это был Турнир содружества в России. Мне было как-то не по себе, я посчитал, что уже поздно для меня играть за сборную.     

Читая ваши достижения, складывается такое впечатление, что куда бы вы не переходили – несете за собой победы: золотые медали МФК «Николаев» в 1 лиге, первые в истории клуба «Кривбасс» бронзовые медали чемпионата Украины, в первом же матче команды на евроарене вы открываете счет в игре. Объясните, как вам это удается?

Не знаю, это, наверное, со стороны кто-то может сказать. Я знаю, что я всегда ответственно относился к игре. Когда выходил на поля, я не понимал, как это можно проиграть. Боролся за каждый мяч, я хотел, старался улучшить свои достижения, качества. Как по мне, я брал на себя большой объем работы. Играя на своем правом фланге, мог находиться и слева, и впереди, и сзади. Да, ребята говорили: откуда у тебя столько сил, энергии, у тебя что, два сердца? А я не знаю, так получается, что не могу остановиться. Работоспособность, наверное, максимализм. В какой бы клуб я не переходил, никогда ничего плохого о бывшем клубе не говорил, наоборот, только позитив уносил с собой. Перейдя в донецкий «Металлург», мы увидели коллектив, в котором каждый был сам по себе. Опять же после очередной игры собрались с ребятами, поговорили, что так нельзя, надо общение. Начали общаться, дружить семьями, родные начали приходить на стадион с детьми. Все, коллектив есть, каждый друг за друга, как за полем, так и на поле. Я считаю, что такие человеческие взаимоотношения в команде обязательно должны быть. Не может быть по-другому. Когда каждый сам по себе за полем, это переносится и на игру. Когда все друг друга поддерживают, тогда и есть результат.       

Знаю, у вас есть интересная история про драку на поле с Пеевым из киевского «Динамо», расскажите подробнее. Какие еще курьезные ситуации были на поле и вне его?

Курьезных ситуаций было очень много. А с Пеевым получилось так, что его сбили перед штрафной, мяч выкатывается ко мне, я его выбиваю и попадаю в него. Тут судья как раз свистнул штрафной. Пеев вскакивает ко мне, я так не понял, почему и удар. Тут, естественно, ему сразу красную карточку. А мне «желтую» даже показал, что я в него мячом попал, а я просто хотел его от ворот выбить, но это же «Динамо» Киев. В той же игре мне показали вторую «желтую» и тоже удалили. Так было всегда.

А так много всего было. Мне очень сильно помнится момент, когда мы еще играли за «Николаев» тоже игра против «Динамо» Киев. И они подают угловой, 6 минута игры. Я стою на штанге. Наш вратарь выходит к мячу, тянется, кричит «Я», махнул мимо мяча и кто-то из киевлян головой бьет, а ворота уже пустые. Я как раз начал смещаться на место вратаря. Мяч летит в ворота, я вижу, что головой его не достаю, взял руками и выбил. Получается 6 минута, красная карточка, пенальти. Я был рекордсменом по такому быстрому удалению. Сейчас уже, возможно, кто-то и опередил.     

С кем из тренеров вам довелось поработать, и кто оставил самый значительный след в вашей карьере футболиста?

Каждый тренер по-своему оставил след. Есть главный тренер, есть его помощники. Главный тренер на своем стоит, у него определенные задачи. Помощник может уже подсказать на тренировочном процессе, как это все можно сделать. Мы когда перешли в «Кривбасс» у нас был главный тренер Олег Анатольевич Таран и его помощники Литовченко, Башкиров – это люди, которые играли за «Днепр», сборную СССР, вот у них было чему поучиться, они по-футбольному подсказывали, что нужно делать. Литовченко, например, мне показывал, как надо бить штрафные, обводить стенку. Была не просто теория, а на практике показывали, как делать, передавали свой опыт. А большинство тренеров давало теорию в основном.  

В своей тренерской деятельности руководствуетесь принципами, характером тренировок кого-то из них? Чей подход к тренировочным процессам и руководству команды вам ближе?

Конечно. Много в голове осталось. Много теории проводилось в донецком «Металлурге», главный тренер тогда был Альтман. Он много давал теории и я тогда уже был возрастной игрок и понимал, что, скорее всего, тренерская деятельность будет, поэтому внимательней к этому относился.

В «Таврии» (из «Металлурга» я вернулся в «Кривбасс», полгода там побыл и перешел в «Таврию») главный тренер был Заяев, потом пришел Федорчук. С ним тоже было много теории, от него много перенял.

Ближе всего мне, наверное, будет подход Альтмана к тренировочному процессу. У него больше теории, все на компьютере, проекторе, современно. Особенно, когда мы улетали куда-то на сборы, то каждый вечер была теория. Мало того, что каждая тренировка разбиралась, плюс еще и вечером – штудировал хорошо.  

Планы на будущее, чего бы вы хотели еще достичь?        

Много чего хотелось бы еще достичь, конечно же. Но пока в городе у нас не особо все идет. Сейчас я тренирую выпускников ДЮФШ ФК «Николаев». Летом они выпустились. Конкретных планов на дальнейшее пока нет, но хотелось бы еще звезд с неба сорвать. Хочется и в тренерской деятельности достичь высот. 

И напоследок небольшой блиц-опрос, ответьте, пожалуйста, коротко.

В какой команде вы лучше всего раскрылись как игрок? — «Кривбасс».

Самое значительное достижение для вас? — Лига Европы.

Самый памятный матч? — Матч с «Пармой» за «Кривбасс», потому что «Металлургом» мы тоже с «Пармой» играли.

Самое большое разочарование? — Не вспомню такого, наверное, нет.

«Когда выходил на поля, я не понимал, как это можно проиграть», — Владимир Пономаренко о достижениях и планах на будущее